Михаил Черников: ограничение скорости — это последняя мера обеспечения безопасности, когда инженерные решения не работают

МВД России вышло с инициативой к заинтересованным федеральным органам исполнительной власти о наделении Госавтоинспекции новыми полномочиями. Если эти предложения будут поддержаны, то у дорожных полицейских прибавятся новые обязанности. А именно согласование схем и проектов организации дорожного движения.

До сих пор эти документы составлялись без их участия и каждый владелец дорог творил, что хотел. В результате появлялись необоснованные ничем ограничения, ловушки для водителей, а порой и просто опасные места, в которых регулярно происходили аварии. Такая ситуация, даже при общей тенденции положительных изменений, для России, увы, традиционна.

Кроме того, в России заработал национальный проект «Безопасные и качественные автомобильные дороги», который ставит целью к 2024 г. снизить смертность от ДТП в 3,5 раза. Журнал «Автоброкер» неоднократно писал на эту тему.

Минтранс и Росавтодор обещают спасти до 500 человек на дорогах России. Но с 2024 года.

То есть социальный риск от ДТП на дорогах России должен не превышать 4 погибших на 100 тысяч населения. Увы, но для достижения этого некоторые владельцы не нашли ничего более умного, как снижение скорости. А это не единственный и далеко не самый эффективный способ сокращения смертности на дорогах. Ранее журнал «Автоброкер» публиковал инициативу Росавтодора и Минтранса, готовых сохранять до 500 жизней в год.

Коллеги из «РГ» побеседовали с начальником Главного управления по обеспечению безопасности дорожного движения МВД России генерал-лейтенантом полиции Михаилом Черниковым, обсудив ряд насущных вопросов.

Начальник Главного управления по обеспечению безопасности дорожного движения МВД России генерал-лейтенант полиции Михаилом Черников.

Михаил Юрьевич, сейчас постоянно говорится о том, что надо повышать скоростной режим, если дороги это позволяют. В то же время на деле мы видим, что на дорогах все больше появляется знаков, которые ограничивают скорость. Причем возмущение вызывают участки, где 3 полосы для движения в одном направлении, есть отбойник, нет пешеходных переходов и перекрестков, а ограничение, в лучшем случае 60 км/ч. Бывает меньше. Может ли Госавтоинспекция на это повлиять?

Михаил Черников: Сейчас, к сожалению, выбор скоростного режима устанавливают местные власти, которые являются владельцами дорог. Мы можем применить меры, только если знак не соответствует ГОСТу или установлен с нарушением действующих нормативов. Например, его не видно, он скрыт столбом или деревьями. Или его ветром свернуло. Или он не на той высоте установлен. Но скорость на дороге ограничивает ее владелец, и на это Госавтоинспекция сейчас оперативно повлиять не может. А по идее мы должны наводить порядок и при бессмысленных снижениях скоростного режима. В таких случаях, если видно, что категория дороги, ее обустройство и состояние соответствуют по условиям безопасности для движения со скоростью 80 или 100 км/ч, а там стоят знаки 40 км/ч, то, конечно, надо принимать меры.

Но если мы видим, что знак стоит по ГОСТу, а условия движения не соответствуют реальной ситуации, то мы можем только предложить владельцам дорог выполнить мероприятия по изменению ситуации. А то, что владелец дороги решил, что на этом участке должна быть такая скорость, это его право. Но чтобы таких ограничений избежать, нам необходимы полномочия по согласованию схем и проектов организации дорожного движения. Тогда мы сможем поставить вопрос, почему на дороге категории 1А, которая рассчитана для скорости 150 км/ч, вы снижаете скорость до 40 км/ч? И, кстати, с учетом ранее накопленного опыта работы владельцам дорог такое согласование только пойдет на пользу.

В чем же польза для владельца дороги? Поставил камеру за таким знаком — получил денег. А если ее не снижать?

Михаил Черников: Любая установка дорожного знака требует разработки проекта организации дорожного движения, в котором этот знак будет указан. Сейчас мы не можем влиять на организацию дорожного движения в процессе подготовки документов. Только постфактум. Кто-то сделал проект, организовал движение, мы видим, что реализовано это с нарушениями и создает аварийно-опасный участок, и выносим предписания. Эти предписания не исполняются, и мы направляем дела в суд, а он уже наказывает собственника дороги. Но почему так происходит? Потому что все конкурсные процедуры проведены, деньги потрачены и движение организовано. А после нашего предписания, чтобы все исправить, надо начинать все сначала.

Черников считает, что организация дорожного движения возможна без привычных средств контроля. А за счет изменения траектории движения ТС.

Отдельные лица считают, что чем больше знаков, тем лучше организация движения, а это далеко не так. Можно организовать движение вообще без знаков, просто путем изменения траектории движения транспортных средств

И все это время неправильно, а то и опасно организованное движение продолжает действовать. Водители штрафуются, а иногда и бьются?

Михаил Черников: Когда люди бьются, проблема с организацией движения решается быстро, но дело не в этом. Ошибок в такой организации можно было избежать еще на стадии разработки проекта, и это и нам удобно, и местным властям выгодно.

Местные власти уже сейчас включают ГИБДД в список организаций, согласующих дорожные проекты. Это выгодно всем.

Неслучайно региональные органы власти уже сейчас включают региональные подразделения Госавтоинспекции в список тех, кто согласует такие проекты. Перечень организаций, участвующих в процессе согласования проектов, на региональном и местном уровнях устанавливается нормативно-правовым актом органа исполнительной власти субъекта. Практически 50 процентов регионов включили в этот перечень МВД в лице подразделений Госавтоинспекции. То есть запрос на наше мнение в этой сфере есть.

Понятно, чтобы потом не переделывать уже организованное движение…

Михаил Черников: Да, в половине субъектов наши сотрудники в согласовании участвуют, но если это будет законодательно определено, то и те регионы, которые не привлекают наших сотрудников по своим соображениям, будут обязаны с нами согласовывать свои проекты. Мы вышли с инициативой о наделении Госавтоинспекции полномочиями участвовать в рассмотрении проектов и схем организации дорожного движения, мы надеемся, что при разработке соответствующего законопроекта наши предложения будут учтены.

А специалистов для этого хватает?

Михаил Черников: У нас каждый экипаж ДПС, заступая на маршрут патрулирования обязан проверить наличие дорожных знаков и разметки в соответствии с утвержденной схемой дислокации. И если они этой схеме не соответствуют, то принять необходимые меры. Такая работа ведется постоянно.

Что касается согласования проектов организации дорожного движения, то мы будем перепрофилировать наших сотрудников под эти новые задачи. Если раньше эти должности занимали специалисты, имеющие техническое образование, то сейчас у нас в структуре больше юристов. Наш кадровый аппарат внес соответствующие изменения, поэтому появилась возможность брать на работу людей не только с высшим юридическим образованием, но и с высшим техническим. Теперь мы сможем оперативно обеспечить качественное рассмотрение этой документации путем повышения квалификации наших сотрудников.

Сроки согласования не затянутся?

Михаил Черников: Полагаю, что эти сроки необходимо четко прописать в законодательстве. Дать всем участникам этого процесса 30-дневный срок. Если заключение в течение этого времени не получено, то проект считается согласованным. Это общий порядок для всех ведомств и организаций, участвующих в согласовании.

А при ремонтных работах проекты готовятся? Возьмем, например, МКАД. Ремонтные работы идут в одной полосе, но там стоит знак ограничения 40 км/ч. Мало того что его из остальных полос не видно, так еще и камера потом стоит и штрафы выписывает всем, кто проехал без помех, но с соблюдением общего скоростного режима на МКАД.

Михаил Черников: Мы про это и говорим. Зачем на всех 5 полосах снижать скорость? Достаточно ее снизить на одной полосе, а не на всем сечении дороги. А здесь стоит комплекс фотовидеофиксации, который считывает номера и штампует штрафы. Если бы на протяжении 10 лет таких фактов не происходило, то мы бы и не выступали с подобной инициативой.

Круговая развязка — наиболее эффективное инженерное сооружение по перераспределению потоков и ограничению скорости.

Отдельные лица считают, что чем больше знаков, тем лучше организация движения, а это далеко не так. Можно организовать движение вообще без знаков, просто путем изменения траектории движения транспортных средств. Та же самая круговая развязка позволяет решить несколько задач: пересечение перекрестка, снижение скоростного режима и безопасность пешеходов. Ведь скорость снижается, и можно безопасно перейти дорогу. Есть масса инженерных решений. То есть работа должна будет заключаться не только в проверке на соответствие ГОСТ, но и поиске оптимальных инженерных решений для обеспечения безопасности.

При должной организации движения даже в местах производства дорожных работ возможно обойтись без существенного ограничения скорости. Есть знаки, ограничивающие скорость по полосам. Есть знаки со светоиндикацией. Хорошее освещение и обеспечение плавного перестроения сделают свое дело.

Введение ограничения скоростного режима должно быть крайней, исключительной и зачастую только временной мерой

То есть можно сделать так, чтоб водитель проехал до места безопасно и без штрафов, даже если он не будет заниматься только тем, что выискивает очередное ограничение скорости?

Михаил Черников: Я полагаю, что введение ограничения скоростного режима должно быть крайней, исключительной и зачастую только временной мерой. Применять ее можно только тогда, когда все инженерные меры не дали результатов, причем такое решение должно сопровождаться профессиональной разъяснительной работой.

То есть сначала необходимо дорогу привести в нормативное состояние. При этом мы подразумеваем не только ровность дорожного полотна и отсутствие дефектов, но и строительство тротуаров и пешеходных дорожек, установку освещения, искусственных неровностей, барьерных ограждений, разделяющих транспортные потоки встречных направлений, светофоров на пешеходных переходах на многополосных дорогах, а также систем фотовидеофиксации, которые следят за существующим скоростным режимом. Если все это не дает положительного результата, то есть сокращения аварийности, как крайнюю меру можно применять снижение скоростного режима. А искусственное занижение скорости на дорогах в хорошем, нормативном состоянии — недопустимо.

Но водители довольно часто сейчас сталкиваются именно с такими искусственными занижениями скорости. Что им делать?

Михаил Черников: У нас часто социальноактивные граждане обращают внимание на неправильные знаки. Но мы призываем к тому, чтобы все водители стали такими социальноактивными. Сейчас, если они увидели, что знаки повреждены, развернуты, их не видно с дороги, то надо обратиться в подразделение Госавтоинспекции, чтобы были приняты надзорные меры реагирования.

Если, по их мнению, знаки где-то установлены с нарушениями или вовсе вводят лишнее ограничения необходимо направлять обращения в организацию, которая осуществляет содержание данного участка дороги либо ее владельцу. Тогда будут приняты меры реагирования. Когда Госавтоинспекция будет давать оценку схемам организации дорожного движения, мы исключим бессмысленные ограничения скорости.


Читайте также: